КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

талантливый писатель. Род. в 1870 г. Воспитывался в Москве, во 2 кадетском корпусе и военном Александровском училище. Писать начал еще юнкером; первое произведение его ("Последний дебют") было напечатано в московском юмористическом журнале "Рус. Сатирич. Листок" (1889). Позже стал писать в "Рус. Богатстве". Держал экзамен в академию генерального штаба, но к окончанию экзаменов не был допущен распоряжением ген. Драгомирова, командовавшего тогда киевским округом. В 1894 г. К. оставил военную службу и стал работать в киевских, приволжских, одесских, ростовских изданиях. Близкое участие принимал в "Жизни и Искусстве", "Киевлянине", "Киев. Слове", "Самарской Газете", "Волыни", "Донской Речи", "Одесских Новостях". В промежутках газетной работы был актером, изучал зубоврачебное искусство, служил в технических конторах, занимался землемерием. Издал отдельно сборники "Киевские типы" (Киев, 1896) и "Миниатюры" (Киев 1897). В них есть проблески таланта, но в общем "миниатюры" и "типы" слишком беглы и поверхностны и даже несвободны от пряности сомнительного свойства. С 1901 г. К. поселился в СПб. в качестве ближайшего сотрудника "Мира Божьего" и изданий т-ва "Знание". Этим книгоиздательством выпущены 2 т. "Рассказов" К. (СПб., 1903 и 1906). Первый том, куда ставший очень строгим к себе автор внес только 10 из многочисленных своих рассказов, имел серьезный успех и в публике (2 изд.), и в критике. В нем еще чувствуется влияние крупных писателей и русских и иностранных; встречаются мотивы Толстого, Гауптмана ("Одиночество"), Тургенева ("Лесная глушь", в стиле "Бежина луга"). Самое решительное влияние оказал на К. Чехов. Зародившись и получив свое развитие в ту же мрачную эпоху политического безвременья, творчество К. тоже впитало в себя Чеховскую тоску и Чеховское сознание интеллигентского бессилия что-нибудь сделать. Основной тип рассказов К. — нервные, честные, но дряблые натуры, добрые порывы которых не приводят ни к чему, кроме полного нравственного банкротства. Из превосходно изученного им солдатского мира К. и в "Рассказах", и в позднейшем "Поединке" всегда с особенным тщанием выхватывает жалких солдатиков, совершенно неспособных отстоять себя, тупых и неумелых, так что и жалеют-то их "хорошие" офицеры-неврастеники больше из принципа.Сквозь общий уныло-неврастенический тон Чеховской школы у К. пробивалось, однако, очень решительно и нечто другое, указывающее на то, что общественное уныние близилось к концу. Общее впечатление от книги получилось резко-протестующее. Военные рассказы("Ночная смена", "Поход" и особенно "Дознание") — сплошное, нервно-возбужденное обличение бездарной и бесчеловечной организации нашего военного быта. И остальные рассказы подобраны вполне определенно, особенно рассказ из заводской жизни "Молох", с его реалистически-символическим изображением бездушного, всепожирающего чудовища капитализма, и лучший рассказ всей книги — "Болото". В "Болоте" нарисована потрясающая картина с одной стороны людской жестокости, с другой — чисто-скотской покорности. В видах удобства наблюдения за порубками, в самом центре трясины для лесника построена изба — и покорно живет лесник в гнезде болотных миазмов; медленно чахнет и вымирает вся его семья. Смена общественно-литературных настроений сказалась в заключительном символическом аккорде рассказа: студент Сердюков, наблюдая на бледных, бескровных лицах детей лесника сокрушительную работу вампира болотной малярии, приходит сначала к страшному выводу, что не все ли равно как жить и как умереть; но затем он чувствует жгучий прилив бодрости, ему "жадно до страдания" хочется "видеть солнце" и он выбегает из "болота" на простор "ясного, чистого воздуха летнего утра". Успех, выпавший на долю К. после выхода I т. его "Рассказов", превратился в шумную известность, когда в начале 1905 г. в VI-м сборнике "Знания" появилась большая повесть его из военного быта: "Поединок" (позднее "Поединок", вместе с небольшим колоритно написанным очерком "С улицы", составил II том "Рассказов" К.). "Поединок" (переведен на франц., немецк., польский и итальянский яз.) написан ярко и очень интересен. Особенно заслуживает внимания эволюция общественной психологии, теоретически выраженная в речах своеобразного ницшеанца Низанского, а художественно — в изображении отдельных моментов душевной жизни главного героя повести, симпатичного поручика Ромашева. Низанский на смену Чеховскому пессимизму провозглашает, что жизнь прекрасна и что для победы над злом нужна только "великая вера в свое я". Ромашев, в общем — типичный представитель излюбленных К. "добрых" поручиков, преисполненных лучших намерений, но не настолько нравственно сильных, чтобы оказать влияние на косность окружающей их среды. По временам, однако, Ромашев вдруг чувствует в себе власть высвобождающегося я, и тогда в нем просыпается настоящая сила, пред которой отступает трусливое насилие (сцена с полковником). Главная причина небывалого в русской книжной торговле успела "Поединка" — в том, что он своим изображением военной жизни ответил на первенствующий интерес момента. Ошеломленное рядом неслыханных поражений русской армии в Маньчжурии, общество лихорадочно искало разгадки катастрофы. Повесть К. давала ключ, тем более верный, что она была написана до войны и не задавалась никакими определенными выводами, а просто рисовала широкую, полную и правдивую бытовую картину армейской жизни. Впечатление получалось до последней степени удручающее. Такое офицерство, какое изображено в "Поединке", очевидно не могло вести к победе.
С. Венгеров.


Смотреть больше слов в «Энциклопедическом словаре Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона»

КУПРИТ →← КУПРЕЯНОВЫ

Смотреть что такое КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ в других словарях:

КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

1870–1938) Александр Куприн как писатель, человек и собрание легенд о его бурной жизни — особая любовь русского читателя, сродни первому юношескому чувству на всю жизнь. Иван Бунин, ревниво относившийся к своему поколению и редко раздающий похвалы, без сомнения, понимал неравноценность всего написанного Куприным, тем не менее называл его писателем милостью Божией. И все же кажется, что по своему характеру Александр Куприн должен был стать не писателем, а скорее одним из своих героев — цирковым силачом, авиатором, предводителем балаклавских рыбаков, конокрадом, или, может быть, усмирил бы свой неистовый нрав где-нибудь в монастыре (кстати, такую попытку он делал). Культ физической силы, склонность к азарту, риску, буйству отличали молодого Куприна. Да и позже он любил помериться с жизнью силами: в сорок три года вдруг начал учиться стильному плаванию у мирового рекордсмена Романенко, вместе с первым русским летчиком Сергеем Уточкиным поднимался на воздушном шаре, опускался в водолазном костюме на морское дно, со знаменитым борцом и авиатором Иваном Заикиным летал на самолете «Фарман». Однако искру Божью, как видно, не погасишь. Родился Куприн в городке Наровчат Пензенской губернии 26 августа (7 сентября) 1870 года. Отец его, мелкий чиновник, умер от холеры, когда мальчику не исполнилось и двух лет. В семье, оставшейся без средств, кроме Александра, было еще двое детей. Мать будущего писателя Любовь Алексеевна, урожденная княжна Кулунчакова, происходила из татарских князей, и Куприн любил вспоминать о своей татарской крови, даже, было время, носил тюбетейку. В романе «Юнкера» он писал о своем автобиографичном герое: «…бешеная кровь татарских князей, неудержимых и неукротимых его предков с материнской стороны, толкавшая его на резкие и необдуманные поступки, выделяла его среди дюжинных юнкеров». В 1874 году Любовь Алексеевна, женщина, по воспоминаниям, «с сильным, непреклонным характером и высоким благородством», принимает решение переехать в Москву. Там они поселяются в общей палате Вдовьего дома (описан Куприным в рассказе «Святая ложь»). Через два года, из-за крайней бедности, она отдает сына в Александровское малолетнее сиротское училище. Для шестилетнего Саши начинается период существования на казарменном положении — длиной в семнадцать лет. В 1880 году он поступает в Кадетский корпус. Здесь мальчик, тоскующий о доме и воле, сближается с преподавателем Цухановым (в повести «На переломе» — Труханов), литератором, который «замечательно художественно» читал воспитанникам Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Тургенева. Начинает пробовать свои силы в литературе и подросток Куприн — разумеется, как поэт; кто же в этом возрасте хоть однажды не смял листок с первым стихотворением! Увлекается модной тогда поэзией Надсона. В то же время кадет Куприн — уже убежденный демократ: «прогрессивные» идеи времени просачивались даже сквозь стены закрытого военного училища. Он гневно обличает в рифмованной форме «консервативного издателя» М. Н. Каткова и самого царя Александра III, клеймит «гнусное, страшное дело» царского суда над Александром Ульяновым и его подельниками, покушавшимися на монарха. Восемнадцати лет Александр Куприн поступает в Третье Александровское юнкерское училище в Москве. По воспоминаниям его однокашника Л. А. Лимонтова, это уже был не «невзрачный, маленький, неуклюжий кадетик», а сильный юноша, более всего дорожащий честью мундира, ловкий гимнаст, любитель потанцевать, влюбляющийся в каждую хорошенькую партнершу. К юнкерскому периоду относится и его первое выступление в печати — 3 декабря 1889 года в журнале «Русский сатирический листок» появился рассказ Куприна «Последний дебют». Эта история действительно едва не стала первым и последним литературным дебютом юнкера. Позже он вспоминал, как, получив за рассказ гонорар в размере десяти рублей (для него тогда огромная сумма), на радостях купил матери «козловые ботинки», а на оставшийся рубль помчался в манеж погарцевать на лошади (Куприн очень любил лошадей и считал это «зовом предков»). Через несколько дней журнал с его рассказом попался на глаза кому-то из преподавателей, и юнкера Куприна вызвали к начальству: «Куприн, ваш рассказ?» — «Так точно!» — «В карцер!» Будущему офицеру не полагалось заниматься такими «легкомысленными» вещами. Как любой дебютант, он, конечно, жаждал комплиментов и в карцере прочитал свой рассказ отставному солдату, старому училищному дядьке. Тот внимательно выслушал и сказал: «Здорово написано, ваше благородие! А только понять ничего нельзя». Рассказ и действительно был слабый. После Александровского училища подпоручик Куприн был направлен в Днепровский пехотный полк, который стоял в Проскурове Подольской губернии. Четыре года жизни «в невероятной глуши, в одном из пограничных юго-западных городков. Вечная грязь, стада свиней на улицах, хатенки, мазанные из глины и навоза…» («К славе»), многочасовая муштра солдат, мрачные офицерские кутежи да пошловатые романы с местными «львицами» заставили его задуматься о будущем, как задумается о нем герой его знаменитой повести «Поединок» подпоручик Ромашов, мечтавший о военной славе, но после дикости провинциальной армейской жизни решивший выйти в отставку. Эти годы дали Куприну знание военного быта, нравов местечковой интеллигенции, обычаев полесского села, а читателю подарили впоследствии такие его произведения, как «Дознание», «Ночлег», «Ночная смена», «Свадьба», «Славянская душа», «Миллионер», «Жидовка», «Трус», «Телеграфист», «Олеся» и другие. В конце 1893 года Куприн подал прошение об отставке и уехал в Киев. К тому времени он был автором повести «Впотьмах» и рассказа «Лунной ночью» (журнал «Русское богатство»), написанных в стиле душещипательной мелодрамы. Он решает всерьез заняться литературой, но эта «дама» не так-то легко дается в руки. По его словам, он вдруг оказался в положении институтки, которую завели ночью в дебри Олонецких лесов и бросили без одежды, пищи и компаса; «…у меня не было никаких знаний, ни научных, ни житейских», — напишет он в своей «Автобиографии». В ней же он приводит список профессий, которые пытался освоить, сняв военный мундир: был репортером киевских газет, управляющим при строительстве дома, разводил табак, служил в технической конторе, был псаломщиком, играл в театре города Сумы, изучал зубоврачебное дело, пробовал постричься в монахи, работал в кузнице и столярной мастерской, разгружал арбузы, преподавал в училище для слепых, работал на Юзовском сталелитейном заводе (описан в повести «Молох»)… Этот период завершился выходом в свет небольшого сборника очерков «Киевские типы», который можно считать первой литературной «муштрой» Куприна. За последующие пять лет он совершает довольно серьезный рывок как писатель: в 1896 году публикует в «Русском богатстве» повесть «Молох», где впервые масштабно был показан бунтующий рабочий класс, выпускает первый сборник рассказов «Миниатюры» (1897), куда вошли «Собачье счастье», «Столетник», «Брегет», «Allez!» и другие, затем следуют повесть «Олеся» (1898), рассказ «Ночная смена» (1899), повесть «На переломе» («Кадеты»; 1900). В 1901 году Куприн приезжает в Петербург довольно известным писателем. Он уже был знаком с Иваном Буниным, который сразу по приезде ввел его в дом Александры Аркадьевны Давыдовой, издательницы популярного литературного журнала «Мир Божий». О ней ходили в Петербурге слухи, будто писателей, выпрашивающих у нее аванс, она запирает в своем кабинете, дает чернила, перо, бумагу, три бутылки пива и выпускает лишь при условии готового рассказа, тут же выдавая и гонорар. В этом доме Куприн нашел свою первую жену — яркую, испанистую Марию Карловну Давыдову, приемную дочь издательницы. Способная ученица своей матери, она тоже имела твердую руку в обращении с пишущей братией. По крайней мере, за семь лет их брака — время самой большой и бурной славы Куприна — ей удавалось довольно продолжительные периоды удерживать его за письменным столом (вплоть до лишения завтраков, после которых Александра Ивановича клонило в сон). При ней были написаны произведения, выдвинувшие Куприна в первый ряд русских писателей: рассказы «Болото» (1902), «Конокрады» (1903), «Белый пудель» (1904), повесть «Поединок» (1905), рассказы «Штабс-капитан Рыбников», «Река жизни» (1906). После выхода «Поединка», написанного под большим идейным влиянием «буревестника революции» Горького, Куприн становится всероссийской знаменитостью. Нападки на армию, сгущение красок — забитые солдаты, невежественные, пьяные офицеры — все это «потрафляло» вкусам революционно настроенной интеллигенции, которая и поражение русского флота в русско-японской войне считала своей победой. Эта повесть, без сомнения, написана рукой большого мастера, но сегодня она воспринимается в несколько ином историческом измерении. Куприн проходит самое сильное испытание — славой. «Это была пора, — вспоминал Бунин, — когда издатели газет, журналов и сборников на лихачах гонялись за ним по… ресторанам, в которых он проводил дни и ночи со своими случайными и постоянными собутыльниками, и униженно умоляли его взять тысячу, две тысячи рублей авансом за одно только обещание не забыть их при случае своей милостью, а он, грузный, большелицый, только щурился, молчал и вдруг отрывисто кидал таким зловещим шепотом: „Геть сию же минуту к чертовой матери!“ — что робкие люди сразу словно сквозь землю проваливались». Грязные кабаки и дорогие рестораны, нищие бродяги и лощеные снобы петербургской богемы, цыганские певицы и бега, наконец, важный генерал, брошенный им в бассейн со стерлядью… — весь набор «русских рецептов» для лечения меланхолии, в которую почему-то всегда выливается шумная слава, был им перепробован (как тут не вспомнить фразу шекспировского героя: «В чем выражается меланхолия великого духом человека? В том, что ему хочется выпить»). К этому времени брак с Марией Карловной, видимо, исчерпал себя, и Куприн, не умеющий жить по инерции, с юношеской пылкостью влюбляется в воспитательницу своей дочери Лидии — маленькую, хрупкую Лизу Гейнрих. Она была сиротой и уже пережила свою горькую историю: побывала на русско-японской войне сестрой милосердия и вернулась оттуда не только с медалями, но и с разбитым сердцем. Когда Куприн, не откладывая, объяснился ей в любви, она тут же покинула их дом, не желая быть причиной семейного разлада. Вслед за ней ушел из дома и Куприн, сняв номер в петербургской гостинице «Пале-Рояль». Несколько недель он мечется по городу в поисках бедной Лизы и, само собой, обрастает сочувствующей компанией… Когда большой его друг и почитатель таланта профессор Петербургского университета Федор Дмитриевич Батюшков понял, что этим безумствам не будет конца, он отыскал Лизу в небольшом госпитале, куда она устроилась сестрой милосердия. О чем он с ней говорил? Может быть, о том, что она должна спасти гордость русской литературы… Неизвестно. Только сердце Елизаветы Морицовны дрогнуло и она согласилась немедленно ехать к Куприну; правда, с одним твердым условием: Александр Иванович должен лечиться. Весной 1907 года они вдвоем уезжают в финский санаторий «Гельсингфорс». Эта большая страсть к маленькой женщине стала причиной создания замечательного рассказа «Суламифь» (1907) — русской «Песни песней». В 1908 году у них рождается дочь Ксения, которая впоследствии напишет воспоминания «Куприн — мой отец». С 1907 по 1914 год Куприн создает такие значительные произведения, как рассказы «Гамбринус» (1907), «Гранатовый браслет» (1910), цикл рассказов «Листригоны» (1907–1911), в 1912 году начинает работу над романом «Яма». Когда он вышел, критика увидела в нем обличение еще одного социального зла России — проституции, Куприн же считал платных «жриц любви» жертвами общественного темперамента испокон века. К этому времени он уже разошелся в политических взглядах с Горьким, отошел от революционной демократии. Войну 1914 года Куприн называл справедливой, освободительной, за что был обвинен в «казенном патриотизме». В петербургской газете «Новь» появилась его большая фотография с подписью: «А. И. Куприн, призванный в действующую армию». Однако на фронт он не попал — был командирован в Финляндию обучать новобранцев. В 1915 году его признали негодным к строевой службе по здоровью, и он вернулся домой в Гатчину, где в то время жила его семья. После семнадцатого года Куприн, несмотря на несколько попыток, общего языка с новой властью не нашел (хотя по протекции Горького даже встречался с Лениным, но тот не увидел в нем «четкой идейной позиции») и покинул Гатчину вместе с отступающей армией Юденича. В 1920 году Куприны оказались в Париже. Во Франции после революции осело около 150 тысяч эмигрантов из России. Париж стал русской литературной столицей — здесь жили Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус, Иван Бунин и Алексей Толстой, Иван Шмелев и Алексей Ремизов, Надежда Тэффи и Саша Черный, и многие другие известные писатели. Образовывались всевозможные русские общества, выпускались газеты и журналы… Ходил даже такой анекдот: встречаются на парижском бульваре два русских. «Ну, как тебе здесь живется?» — «Ничего, жить можно, одна беда: слишком много французов». Первое время, пока еще сохранялась иллюзия унесенной с собой родины, Куприн пытался писать, но дар его постепенно угасал, как и могучее когда-то здоровье, все чаще он жаловался, что работать здесь не может, поскольку привык «списывать» своих героев с жизни. «Прекрасный народ, — высказывался Куприн о французах, — но не говорит по-русски, и в лавочке и в пивной — всюду не по-нашему… А значит это вот что — поживешь, поживешь, да и писать перестанешь». Самое значительное его произведение эмигрантского периода — автобиографический роман «Юнкера» (1928–1933). Становился он все более тихим, сентиментальным — непривычным для знакомых. Иногда, правда, все же давала себя знать горячая купринская кровь. Как-то писатель возвращался с друзьями из загородного ресторана на такси, заговорили о литературе. Поэт Ладинский назвал «Поединок» лучшей его вещью. Куприн же настаивал, что лучшее из всего им написанного — «Гранатовый браслет»: там есть высокие, драгоценные чувства людей. Ладинский назвал эту историю неправдоподобной. Куприн рассвирепел: «„Гранатовый браслет“ — быль!» и вызвал Ладинского на дуэль. С большим трудом удалось его отговорить, катая всю ночь по городу, как вспоминала Лидия Арсеньева («Дальние берега». М.: «Республика», 1994). Видимо, с «Гранатовым браслетом» у Куприна действительно было связано что-то очень личное. На исходе жизни он и сам стал походить на своего героя — состарившегося Желткова. «Семь лет безнадежной и вежливой любви» Желтков писал безответные письма княгине Вере Николаевне. Постаревшего Куприна часто видели в парижском бистро, где он сидел один за бутылкой вина и писал любовные письма к малознакомой женщине. В журнале «Огонек» (1958, № 6) было опубликовано стихотворение писателя, возможно, сочиненное в ту пору. Там есть такие строки: И никто на свете не узнает, Что годами, каждый час и миг, От любви томится и страдает Вежливый, внимательный старик. Перед отъездом в Россию в 1937 году он уже мало кого узнавал, да и его почти не узнавали. Бунин пишет в своих «Воспоминаниях»: «…я как-то встретил его на улице и внутренне ахнул: и следа не осталось от прежнего Куприна! Он шел мелкими, жалкими шажками, плелся такой худенький, слабенький, что, казалось, первый порыв ветра сдует его с ног…» Когда жена увезла Куприна в Советскую Россию, русская эмиграция его не осуждала, понимая — он едет туда умирать (хотя такие вещи воспринимались в эмигрантской среде болезненно; говорили же, к примеру, что Алексей Толстой просто сбежал в «Совдепию» от долгов и кредиторов). Для советского правительства это была политика. В газете «Правда» от 1 июня 1937 года появилась заметка: «31 мая в Москву прибыл вернувшийся из эмиграции на родину известный русский дореволюционный писатель Александр Иванович Куприн. На Белорусском вокзале А. И. Куприна встречали представители писательской общественности и советской печати». Поселили Куприна в подмосковном доме отдыха для писателей. В один из солнечных летних дней в гости к нему приехали матросы-балтийцы. Александра Ивановича вынесли в кресле на лужайку, где матросы пели для него хором, подходили, пожимали руку, говорили, что читали его «Поединок», благодарили… Куприн молчал и вдруг громко заплакал (из воспоминаний Н. Д. Телешова «Записки писателя»). Александр Иванович Куприн умер 25 августа 1938 года в Ленинграде. В последние эмигрантские годы он часто говорил, что умирать нужно в России, дома, как зверь, который уходит умирать в свою берлогу. Хочется думать, что он ушел из жизни успокоенный и примиренный. Любовь Калюжная... смотреть

КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

Куприн Александр Иванович - талантливый писатель. Родился в августе 1870 г. в Пензенской губернии; по матери происходит из рода татарских князей Колончаки. Учился во 2 кадетском корпусе и Александровском военном училище. Писать начал еще юнкером; первый рассказ его: "Последний дебют" был напечатан в 1889 г. в московском "Русском Сатирическом Листке". В 1894 г. Куприн оставил военную службу, работал в провинциальных изданиях, изучал зубоврачебное искусство, служил в технических конторах, занимался землемерием, был актером; все это впоследствии отразилось в его творчестве. Ранние очерки Куприна изданы в Киеве, в двух сборниках: "Киевские типы" (1896) и "Миниатюры" (1897); они довольно бледны и поверхностны. Первый большой рассказ, выдвинувший Куприна как писателя, "Молох", был напечатан в 1896 г. в "Русск. Бог."; за ним последовали: "Ночная смена" (1899), в "Мире Божием", и ряд других рассказов, печатавшихся в этих двух журналах. В 1901 г. Куприн поселился в Петербурге, сделавшись ближайшим сотрудником "Мира Божьего" и издательства "Знание". Этим издательством выпущены первые два тома сочинений Куприна (1903 и 1906). Позднее собрание сочинений Куприна выпущено в Москве, а также дано, в 1912 г., в приложениях к "Ниве" (в восьми томах). В 1914 г. Куприн призван на военную службу. Куприн - писатель переходного времени. В его творчестве запечатлелось настроение "бездорожной" эпохи, но не того ее беспросветно-пессимистического поколения, которое изображено у Чехова , а более молодого. Общественные сумерки в это время уже близились к концу, но все еще оказывали большое влияние на психологию интеллигенции. Главные лица первых рассказов Куприна: инженер Бобров ("Молох"), доктор Кашинцев ("Жидовка") и студент Сердюков ("Болото") имеют много общего с чеховскими героями. Это - чуткие, совестливые, но надломленные, душевно усталые люди, запутавшиеся в рефлексиях и гамлетовских настроениях. Их ужасает зло мира, они остро сочувствуют чужим страданиям, но неспособны к борьбе. Сознание собственного бессилия побуждает их воспринимать жизнь только со стороны ее жесткости, несправедливости и бесцельности.Однако, и у этих рефлектирующих героев Куприна заметна новая черта, отличающая их от чеховских пессимистов. Они органически любят жизнь и цепко за нее держатся. Разум у них говорит одно, сердце - другое. Когда измученный неврастеник, морфинист Бобров приходит к решению о необходимости покончить с собой, правдивый внутренний голос нашептывает ему, что он этого не сделает. "Зачем перед собой притворяться? Ты слишком любишь ощущение жизни, чтобы убить себя..." В студенте Сердюкове эта любовь к ощущению жизни, столь характерная для нового поколения, еще очевиднее. Он потрясен несчастиями лесника и его семьи, медленно гибнущих от лихорадки, он остро сочувствует бедным людям и, ночуя в их избе, доходит до галлюцинаций, до кошмаров; жизнь представляется ему невозможной при существовании подобного рода страданий, жестокостей и несправедливостей судьбы... Но с наступлением утра от этих болезненных настроений у Сердюкова не остается и следа. Его охватывает неудержимое желание самому поскорее выбраться из отвратительного тумана. Ему "вдруг жадно, до страдания, захотелось увидеть солнце", и, когда он, наконец, взбежал на бугор, он "задохнулся от прилива невыразимой радости". Знаменательный финал этого рассказа звучит почти символически для творчества Куприна, для той общественной полосы, которая в нем отразилась. "Туман лежал белой колыхающейся бесконечной гладью у его ног, но над ним сияло голубое небо, шептались душистые зеленые ветви, а золотые лучи солнца звенели ликующим торжеством победы". Маленькие искорки постепенно разгорелись в целое пламя. Позднейшие произведения Куприна, особенно его знаменитый "Поединок" - настоящий апофеоз жизни. Для нового жизнеощущения интеллигенции нашлась и соответствующая идеология - в ницшеанстве. Проповедниками индивидуализма в "Поединке" выступают Ромашев и, главным образом, Назанский, с его крайним девизом: "когда меня не станет, то и весь мир погибнет..." Эти убежденные ницшеанцы искренно преданы новой вере, но слишком слабы, чтобы проводить ее в жизнь. Куприн хорошо уловил это несоответствие между "культом личности" и дряблостью его носителей. Индивидуалистические настроения Куприна выразились не только в обрисовке новых интеллигентов, но и в создании целого ряда своеобразных героев в духе горьковских босяков - простых, цельных, непосредственных, здоровых натур, живущих полною, напряженною жизнью. Таков, например, силач и атлет Бузыга в "Конокрадах", которого "хоть чем хочешь бей, а уж печенок ему, не-ет... не отобьешь, потому что у него печенки к ребрам приросли". В изображении этих стихийных индивидуалистов, полных жизни и близких к природе, больше всего обнаруживаются писательские особенности Куприна. Тут он дает волю своей бурной жизнерадостности, забавляясь пестрой игрой красок, иногда грубоватых, но ярких, непринужденностью поз, непрерывностью движения. В этой именно области особенно чувствуется отличие Куприна от его ближайшего учителя - элегического, сдержанного Чехова; чувствуется, что Куприн вырос под иным, более ясным небом. Талант Куприна достигает наибольшего расцвета в "Поединке", лучшем из произведений Куприна. Яркий бытописатель здесь соединился в Куприне с психологом и лириком. Тема "Поединка" так была ясна и дорога автору, что для развития ее не потребовалось никаких усилий; она излилась сама собой. Захватывающее общее впечатление от "Поединка" не мешает отчетливости его отдельных фигур. Каждая из них не только интересна, как часть большого целого, но и сама по себе живет своей собственной жизнью. "Поединок" появился в средине 1905 г., вскоре после несчастной для России войны с Японией, и потому обратил на себя внимание, главным образом, своей бытовой стороной, резкой критикой военной среды. Картины военного быта и военной психологии, нарисованные в "Поединке", были как бы иллюстрациями к недавним военным неудачам. Теперь, с объективной точки зрения, бросается в глаза не столько эта резкая критика, сколько общий фон ее. Обрисованная у Куприна военная среда является вместе с тем характерной картиной всей дореволюционной русской жизни. Тема, которую предполагал использовать для ненаписанного романа Ромашев: "ужас и скука военной жизни" - могла бы быть темой любого общественного романа того времени. Везде замечалось омертвение и оскудение, везде царили скука и шаблон. "Чувство нелепости, сумбурности, непонятности жизни", угнетавшее подпоручика Ромашева, было присуще всем чутким обывателям старой России, не успевшим преодолеть идейного "бездорожья". Потребностью заглушить его и обусловлена обличаемая в "Поединке" распущенность офицерских нравов, грубость и жесткость военных в отношении друг к другу и к подчиненным. И главный порок, алкоголизм, изображению которого у Куприна посвящены такие яркие страницы, был распространен не только среди военного сословия, а во всей России. Офицеры Куприна (как в "Поединке", так и в рассказах) находятся в тесном духовном родстве с его штатскими героями. Это - неврастеники, для которых невыносимы впечатления будничной действительности, люди с "заживо содранной кожей", как у инженера Боброва. Они остро реагируют на чужое страдание, возмущаются жестоким порядком вещей, но для его изменения ничего сделать не могут; им суждены только "благие порывы". Психологически к "Поединку" тесно примыкает яркий рассказ: "Река жизни". Это заключительный акт той интеллигентской драмы, которая изображена в произведениях Куприна. Небольшой период времени отделяет "Реку жизни" от "Поединка", но в общественном настроении успел произойти большой поворот, - пронеслась волна освободительных событий. Герой Куприна (все тот же доброжелательный и чуткий, но не жизнеспособный интеллигент) не остался к ней равнодушным, он ринулся ей навстречу, но сразу почувствовал, что в новой жизни ему нет места. Как и Назанский, он индивидуалист, поклонник новой веры - "священного уважения к своему радостному, гордому, свободному я". И так же, как у Назанского, его индивидуализм носит совершенно особенную, русскую - альтруистическую, общественную окраску. Он славит жизнь, но уходит из нее, потому что считает себя недостойным ее. "В теперешнее время тяжело и позорно и прямо невозможно жить таким, как я...", пишет он в предсмертном письме к другу. Оптимистическое отношение к жизни особенно рельефно сказывается у Куприна в двух областях; в высоком представлении о любви, как о таинственном даре, ниспосылаемом только избранникам (пламенные речи Назанского, трагический роман Ромашева с Шурочкой, безнадежная любовь в "Гранатовом браслете"), и в его отношении к природе, как к живому целому. Чувство природы у Куприна отличается большой интенсивностью. Его "описания" могут сначала показаться несколько старинными - слишком подробными и цветистыми; но постепенно эта гибкая, тонкая "цветистость" начинает захватывать, ибо ее детали - не риторические метафоры, а творческие искорки; они зажглись от того сложного, жадного восприятия мира, о котором говорил другой вдохновенный певец земли, Мопассан, и которое свойственно Куприну (сон Изумруда в рассказе того же названия, охота в рассказе "На глухарей"). Внешней остроте восприятия у Куприна соответствуют его внутренняя полнота и углубленность. Каким-то особым чутьем, подсознательным разумом Куприн улавливает затаенную сущность вещей, связь причин и следствий, первооснову жизни и ее глубокий смысл, несмотря на кажущуюся случайность отдельных явлений ("Вечерний гость", "Река жизни", мистика Назанского в "Поединке"). В область художественных приемов Куприн не внес ничего существенного нового. Только в позднейших рассказах ("Река жизни", "Штабс-капитан Рыбников" и др.) у него замечается некоторая перемена - явное тяготение к импрессионизму, к драматизации рассказа, и большая его сжатость. Но в большом романе-хронике "Яма", где Куприн выступает гуманным бытописателем домов терпимости, он снова возвращается к старым реалистическим приемам. Не стремясь к новизне в области формы, Куприн углублял и изощрял хорошее старое. - См.: А. Измайлов "Песни земной радости" ("Литературный Олимп", М., 1911); А. Луначарский (Сборник "Отклики жизни", 1906); К. Чуковский "От Чехова до наших дней"; В. Львов-Рогачевский (Сборник "Борьба за жизнь", 1907); Е. Колтоновская (Сборник "Новая жизнь", 1910, и "Вестник Европы", 1915, № 1); Н. Шапир ("Северные Записки", № 12, 1914). Е. Колтоновская.<br>... смотреть

КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

(26.8.1870, Наровчат, Пензенской губ. 25.8.1938, Ленинград) писатель-прозаик, публицист. Родился в чиновничьей семье (отец безземельный дворянин, письмоводитель в канцелярии мирового посредника, мать из обедневшего рода татарских князей Куланчаковых). Детские и юношеские годы К. прошли в Москве, куда его мать переехала после смерти мужа, поселившись во Вдовьем доме на Кудринской площади. В 1877-80 К. воспитывался в Разумовском пансионе, в 1880-90 учился в кадетском корпусе и Александровском военном училище, что впоследствии получило отражение в его творчестве (повесть «На переломе (Кадеты)», 1900), В течение четырех лет служил в чине поручика в 46-м пехотном полку, размещенном в Подольской губернии. В 1894 оставил военную службу, жил в Киеве, много ездил по России, Еще в кадетском корпусе начал писать стихи, а в 1889 опубликовал в московском «Русском сатирическом листке» рассказ «Последний дебют». В журнале «Русское богатство» печатались его рассказы «Впотьмах», «Лунной ночью» (1893), «Дознание» (1894), серия очерков «Киевские типы» (1895). Впечатления от жизни в Донбассе легли в основу повести «Молох» (1896). В 1897 вышел первый сборник рассказов К. «Миниатюры». Лучшие свои произведения К создал в 1-й половине 1900-х, сблизившись с М.Горьким и группой писателей»знаньевцев», среди них: «В цирке», «На покое», «Болото» (1902), «Трус», «Конокрады» (1903), «Мирное житье», «Корь», «Жидовка» (1904). В 1905 в 6-м сборнике «Знания» была напечатана его повесть «Поединок» самое значительное произведение дореволюционной поры, критически изображавшее офицерскую среду. Откликом на события русско-японской войны и революцию 1905-7 явились повести и рассказы «Штабс-капитан Рыбников», «Река жизни», «Бред» (1906), «Гамбринус» (1907), В десятилетие, предшествовавшее Октябрьской революции, К. создал такие произведения как «Листригоны» (1907-11), «Суламифь» (1908), «Телеграфист» и «Гранатовый браслет» (1911), «Анафема» (1913), «Яма» (1909-15), выдвинувшись в число наиболее ярких писателей-реалистов. С изощренным психологизмом изображал людей самых различных сословий и положений, особенно тонко раскрывая тему любви, В 1912-15 в издательстве А.Маркса вышло полное собрание сочинений К. в 9-ти томах. В «Московском книгоиздательстве» в 1908-17 собрание сочинений в 1 1-ти томах, выдержавшее 4 издания. В 1907 3 тома произведений К. были изданы в качестве приложения к журналу «Мир Божий». Как поручик запаса К.в 1914 был призван на фронт и недолгое время находился в действующей армии в качестве цензора. В статьях этого периода поддерживал идею «очистительной», «преображающей» войны, в принадлежавшем ему доме в Гатчине устроил лазарет для раненых солдат. Февральскую революцию воспринял восторженно и в период между февралем и Октябрем активно сотрудничал в газетах «Петроградский листок», «Петроградский голос», «Вечернее слово», «Биржевые ведомости», выступая со статьями на политические темы. В мае-июне 1917 вместе с критиком /7. Нильским редактировал «непартийную» «новонародническую» газету «Свободная Россия». После октябрьского переворота возмущался жестокостью большевистского режима; угнетало его и разрушение традиционного уклада русской жизни. Сотрудничал в руководимом Горьким издательстве «Всемирная литература», был активным участником Союза деятелей художественной литературы. Осенью 1918 у него возник план издания газеты для крестьянства под названием «Земля», в чем его поддерживал Горький. 25,12.1918 К. встретился с В.Лениным, который одобрил идею такой газеты, но вскоре выяснилось, что никаких субсидий на ее издание получить невозможно. На протяжении 19181-й половины 1919 К. не раз приходилось хлопотать перед Горьким и др. влиятельными лицами за арестованных (в основном это были жители Гатчины). После того, как 16,10.1919 головной отряд армии генерала Юденича, наступавший на Петроград, вошел в Гатчину, К. в качестве офицера запаса был мобилизован и приписан к газете «Приневский край». В ноябре, когда наступление было отбито Красной армией, К. выехал в Финляндию. Непродолжительное время жил неподалеку от дачи И.Репина «Пенаты», часто общался с художником, а впоследствии переписывался с ним. В июле 1920 выехал в Париж и поселился на улице Эдмонд Рожэ, которая и стала его постоянным эмигрантским адресом. Сотрудничал в газете В.Бурцева «Общее дело», где выступал со статьями против большевистской власти, но вскоре перестал участвовать в какой бы то ни было политической и общественной деятельности. В эмигрантской среде, по свидетельству хорошо его знавшего И.Бунина, держался особняком и только в сентябре 1928 ездил в Белград на съезд русских писателей-эмигрантов. Письма его пронизаны тоской по родине, он постоянно жаловался на тяготы эмигрантского существования. В феврале 1924 К. писал своей первой жене, М.Куприной-Иорданской: «Существовать в эмиграции, да еще русской, да еще второго призыва это то же, что жить поневоле в тесной комнате, где разбили дюжину тухлых яиц... Почему-то прелестный Париж (воистину красота неисчерпаемая!) и все, что в нем происходит, кажется мне не настоящим, а чем-то вроде развертывающегося экрана кинематографа». За рубежом создал гораздо меньше, чем до эмиграции. В творчестве 1920 1-й половины 1930-х значительное место занимают произведения на темы из французской жизни: очерки «Юг благословенный» (1927), «Париж домашний» (1927), «Мыс Гурон» (1929), рассказ «Золотой петух» (1923), повесть «Жанетта» (1932-33). Но в основном К. обращался к дореволюционной России, Это рассказы на темы из русской истории «Однорукий комедиант» (1923), «Тень императора» (1928), «Царев гость из Наровчата» (1933), воспоминания о цирковых артистах («Ольга Сур», 1929), рассказы о природе («Ночь в лесу», 1931; «Ночная фиалка», 1933: «Вальдшнепы», 1933). Главным произведением К. созданным в эмиграции, был автобиографический роман «Юнкера» (1928-33), в котором особенно живо нарисованы картины старой Москвы. В Париже испытывал тяжелую материальную нужду, а начиная с 1934 был тяжело болен: из-за резко ухудшившегося зрения его литературная деятельность почти прекратилась. Писатель Н.Рощин близкий знакомый К. вспоминал: «Знаменитый русский писатель жил в великой бедности, питаясь подачками тщеславных «меценатов», жалкими грошами, которые платили хапуги-издатели за его бесценные художественные перлы, да не очень прикрытым нищенством в форме ежегодных благотворительных вечеров в его пользу». Известен рассказ Бунина о встрече с К. на улице в Париже, когда больной, плохо одетый, резко изменившийся внешне писатель попросил у него взаймы несколько франков. В 1936 К. и особенно его жена, Е.Куприна, начали хлопоты о возвращении в СССР. В мае 1937 при содействии советского посла в Париже В.Потемкина, А.Толстого и художника И.Билибина Куприным были выданы советские паспорта. 31.5.1937 писатель приехал в Москву. 2 июня парижская газета «Последние новости» поместила отклики писателей-эмигрантов на отъезд К. в СССР.М.Алданов писал, что «очень давно его не видел верно, никогда и не увижу, о чем искренне сожалею, так как люблю его. Жилось ему за границей не сладко, хуже, чем большинству из нас... Меньше, чем кто бы то ни было из нас, он был приспособлен для жизни и работы за границей. Политикой он никогда не занимался и мало интересовался ею. Осуждать его нелегко. Могу только пожелать ему счастья». Правильным сочла решение Е.Куприной увезти на родину «своего больного и старого мужа» Н. Теффи, поскольку жена «выбилась из сил, изыскивая средства спасти его от безысходной нищеты... Не он нас бросил. Бросили мы его. Теперь посмотрим друг другу в глаза». А.Ремизов отозвался более сдержанно; «Что ж поехал, и Бог с ним. Я его ничуть не осуждаю. А голодал он и нуждался очень. Но разве не испытывают и другие писатели эмиграции постоянную и острую нужду?» Отклик Бунина: «Куприн давно уже не писал, и это облегчило его возвращение в Россию. Он по крайней мере не будет там ни в какой зависимости. Думаю, что перед тем, как решиться на это, ему пришлось многое пережить. Конечно, эмиграция во многом виновата, она могла бы содержать двух-трех старых писателей. Александр Иванович пользовался такой всесторонней славой, им так зачитывались, что нужно было о нем позаботиться должным образом... Очень жалею, что я его, очевидно, уже никогда не увижу в жизни». Заявления К. и очерки за его подписью, публиковавшиеся в советской печати, в действительности ему не принадлежали. В конце декабря 19 3 7 К. переехал в Ленинград, где и скончался от рака пищевода. Похоронен на Литераторских мостках Волкова кладбища.... смотреть

КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

Куприн Александр Иванович — талантливый писатель. Род. в 1870 г. Воспитывался в Москве, во 2 кадетском корпусе и военном Александровском училище. Писать начал еще юнкером; первое произведение его ("Последний дебют") было напечатано в московском юмористическом журнале "Рус. Сатирич. Листок" (1889). Позже стал писать в "Рус. Богатстве". Держал экзамен в академию генерального штаба, но к окончанию экзаменов не был допущен распоряжением ген. Драгомирова, командовавшего тогда киевским округом. В 1894 г. К. оставил военную службу и стал работать в киевских, приволжских, одесских, ростовских изданиях. Близкое участие принимал в "Жизни и Искусстве", "Киевлянине", "Киев. Слове", "Самарской Газете", "Волыни", "Донской Речи", "Одесских Новостях". В промежутках газетной работы был актером, изучал зубоврачебное искусство, служил в технических конторах, занимался землемерием. Издал отдельно сборники "Киевские типы" (Киев, 1896) и "Миниатюры" (Киев 1897). В них есть проблески таланта, но в общем "миниатюры" и "типы" слишком беглы и поверхностны и даже несвободны от пряности сомнительного свойства. С 1901 г. К. поселился в СПб. в качестве ближайшего сотрудника "Мира Божьего" и изданий т-ва "Знание". Этим книгоиздательством выпущены 2 т. "Рассказов" К. (СПб., 1903 и 1 906). Первый том, куда ставший очень строгим к себе автор внес только 10 из многочисленных своих рассказов, имел серьезный успех и в публике (2 изд.), и в критике. В нем еще чувствуется влияние крупных писателей и русских и иностранных; встречаются мотивы Толстого, Гауптмана ("Одиночество"), Тургенева ("Лесная глушь", в стиле "Бежина луга"). Самое решительное влияние оказал на К. Чехов. Зародившись и получив свое развитие в ту же мрачную эпоху политического безвременья, творчество К. тоже впитало в себя Чеховскую тоску и Чеховское сознание интеллигентского бессилия что-нибудь сделать. Основной тип рассказов К. — нервные, честные, но дряблые натуры, добрые порывы которых не приводят ни к чему, кроме полного нравственного банкротства. Из превосходно изученного им солдатского мира К. и в "Рассказах", и в позднейшем "Поединке" всегда с особенным тщанием выхватывает жалких солдатиков, совершенно неспособных отстоять себя, тупых и неумелых, так что и жалеют-то их "хорошие" офицеры-неврастеники больше из принципа. Сквозь общий уныло-неврастенический тон Чеховской школы у К. пробивалось, однако, очень решительно и нечто другое, указывающее на то, что общественное уныние близилось к концу. Общее впечатление от книги получилось резко-протестующее. Военные рассказы("Ночная смена", "Поход" и особенно "Дознание") — сплошное, нервно-возбужденное обличение бездарной и бесчеловечной организации нашего военного быта. И остальные рассказы подобраны вполне определенно, особенно рассказ из заводской жизни "Молох", с его реалистически-символическим изображением бездушного, всепожирающего чудовища капитализма, и лучший рассказ всей книги — "Болото". В "Болоте" нарисована потрясающая картина с одной стороны людской жестокости, с другой — чисто-скотской покорности. В видах удобства наблюдения за порубками, в самом центре трясины для лесника построена изба — и покорно живет лесник в гнезде болотных миазмов; медленно чахнет и вымирает вся его семья. Смена общественно-литературных настроений сказалась в заключительном символическом аккорде рассказа: студент Сердюков, наблюдая на бледных, бескровных лицах детей лесника сокрушительную работу вампира болотной малярии, приходит сначала к страшному выводу, что не все ли равно как жить и как умереть; но затем он чувствует жгучий прилив бодрости, ему "жадно до страдания" хочется "видеть солнце" и он выбегает из "болота" на простор "ясного, чистого воздуха летнего утра". Успех, выпавший на долю К. после выхода I т. его "Рассказов", превратился в шумную известность, когда в начале 1905 г. в VI-м сборнике "Знания" появилась большая повесть его из военного быта: "Поединок" (позднее "Поединок", вместе с небольшим колоритно написанным очерком "С улицы", составил II том "Рассказов" К.). "Поединок" (переведен на франц., немецк., польский и итальянский яз.) написан ярко и очень интересен. Особенно заслуживает внимания эволюция общественной психологии, теоретически выраженная в речах своеобразного ницшеанца Низанского, а художественно — в изображении отдельных моментов душевной жизни главного героя повести, симпатичного поручика Ромашева. Низанский на смену Чеховскому пессимизму провозглашает, что жизнь прекрасна и что для победы над злом нужна только "великая вера в свое <i>я</i>". Ромашев, в общем — типичный представитель излюбленных К. "добрых" поручиков, преисполненных лучших намерений, но не настолько нравственно сильных, чтобы оказать влияние на косность окружающей их среды. По временам, однако, Ромашев вдруг чувствует в себе власть высвобождающегося <i>я</i>, и тогда в нем просыпается настоящая сила, пред которой отступает трусливое насилие (сцена с полковником). Главная причина небывалого в русской книжной торговле успела "Поединка" — в том, что он своим изображением военной жизни ответил на первенствующий интерес момента. Ошеломленное рядом неслыханных поражений русской армии в Маньчжурии, общество лихорадочно искало разгадки катастрофы. Повесть К. давала ключ, тем более верный, что она была написана до войны и не задавалась никакими определенными выводами, а просто рисовала широкую, полную и правдивую бытовую картину армейской жизни. Впечатление получалось до последней степени удручающее. Такое офицерство, какое изображено в "Поединке", очевидно не могло вести к победе. С. <i>Венгеров. </i><br><br><br>... смотреть

КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

Куприн Александр Иванович [26.8(7.9).1870, г. Наровчат, ныне Пензенской области, ≈ 25.8.1938, Ленинград], русский писатель. Родился в семье небогатого ... смотреть

КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

26.08.1870 - 25.08.1938), русский писатель. Родился в г. Наровчате Пензенской губ., в небогатой дворянской семье. Рано потеряв отца, Куприн в 1867 был помещен в Александровское сиротское училище в Москве. В 1880 поступил во 2-ю Московскую военную гимназию, преобразованную в 1882 в кадетский корпус, по окончании которого в 1888 был направлен в Московское Александровское военное училище. Еще в кадетском корпусе Куприн начал заниматься литературной работой. Первое печатное произведение Куприна - рассказ "Последний дебют" (1893), за которым вскоре последовало еще несколько рассказов и повесть "Впотьмах". Осенью 1894 Куприн переехал в Киев, сотрудничал в местных газетах, много ездил по малороссийским промышленным и портовым городам, печатая в газетах путевые корреспонденции. В 1896-1901 Куприн постоянно меняет местожительство (Ялта, Одесса, Таганрог, Москва и др.), знакомится с И.А. Буниным, А.П. Чеховым, М. Горьким. Пятилетний период скитаний, страстная погоня за разнообразными жизненными впечатлениями позднее находят отражение в содержании его произведений. В 1897 Куприн издал сборник "Миниатюры", в котором объединил свои ранние рассказы. В ранних произведениях Куприн показал одиночество и порабощенность человека в мире наживы (повесть "Молох", 1896) и армейский быт (повести "Дознание", 1894; "Прапорщик армейский", 1897, и др.). "Армейская" тема в творчестве Куприна впоследствии получила свое яркое выражение в его лучших повестях "На переломе" ("Кадеты") (1900), "Поединок" (1905), а также в автобиографическом романе "Юнкера" (1928-32). В написанных в к. 1890-х рассказах "В лесной глуши", "На глухарей", повести "Олеся" Куприн изобразил типы сильных, не тронутых цивилизацией "детей природы", жизнь глухого полесского угла. В 1901 Куприн переехал в Петербург и вместе с И.А. Буниным стал заведовать беллетристическими отделами в "Журнале для всех" и в "Мире Божием". В 1902-07 Куприн создал свои лучшие рассказы: "В парке", "На покое", "Трус", "Конокрады", "Белый пудель", "Суламифь", "Штабс-капитан Рыбников", "Гамбринус". Позднее (в 1907-11) появился цикл очерков Куприна "Листригоны" (из жизни балаклавских рыбаков), лирическая повесть "Гранатовый браслет" (1911). В 1912 в издательстве Товарищества А.Ф. Маркса вышло 8-томное собрание сочинений Куприна. В 1915 появился 9-й, завершающий том этого издания (роман "Яма"). После Февральской революции Куприн редактировал в Петрограде эсеровскую газету "Свободная Россия". В советское время сотрудничал в издательстве "Всемирная литература" (1918-19). В октябре 1919 Куприн находился в занятой войсками Н.Н. Юденича Гатчине, с отступавшими войсками пробрался в Ямбург, отыскал жену с дочерью и через Финляндию добрался до Парижа. С этого времени начался 17-летний эмигрантский период жизни Куприна. Он сотрудничал в русской эмигрантской прессе, писал очерки о Франции. После издания в 1932 романа "Юнкера" количество новых публикаций Куприна стало постепенно уменьшаться. В мае 1937 старый и больной Куприн вместе с женой возвратился на родину. В.А. Федоров... смотреть

КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

Куприн Александр Иванович       (1870—1938), писатель. В 1901 поселился в Петербурге. Заведовал отделом беллетристики в «Журнале для всех». В 1902... смотреть

КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

КУПР́́ИН Александр Иванович (1870—1938), рус. писатель. Воспринимал поэзию Л. как одно из самых ярких и светлых явлений рус. культуры 19 в. Об отношени... смотреть

КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

Купри́н Александр Иванович (1870, г. Наровчат Пензенской губернии — 1938, Ленинград), писатель. Детство и юность (1874—90) провёл в Москве. С 1874 жил ... смотреть

КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

Куприн, Александр Иванович (26 авг. 1870, в г. Наровчате, Пенз. губ. — в ночь с 24 на 25 авг. 1938 в Л.) — писательПсевдонимы: Али—Хан; Заратустра; К.... смотреть

КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

(1870—1938) российский писатель, прозаик. В 1890—1894 гг. находился на военной службе, опыт прохождения которой использовал в своих произведениях. С осени 1894 по 1901 г. много ездил по России, переменил множество профессий, сотрудничал с разными газетами, в которых помещал путевые корреспонденции. Литературным творчеством начал заниматься в 1880-х гг. Первый рассказ «Последний дебют» опубликовал в 1893 г. С 1901 г. вместе с И. А. Буниным заведовал беллетристическими отделами в «Журнале для всех» и «Мир Божий», сотрудничал с издательским товариществом группы писателей «Знание». В 1902—1907 гг. создал большинство лучших своих произведений. В 1917 г. редактировал газету эсеров «Свободная Россия»; в 1918—1919 гг. сотрудничал с издательством «Всемирная литература». В 1919—1937 гг. находился в эмиграции. В мае 1937 г. вернулся на родину. Вошел в историю русской литературы как продолжатель традиций критического реализма. Автор повестей и романов («Молох», 1896; «Олеся», 1898; «Поединок», 1905; «Яма», 1909,1914-1915; «Юнкера», 1928-1932; «Жанета», 1932—1933) и крупный мастер рассказа: «В цирке», «Болото», «Белый пудель», «Штабс-капитан Рыбников», «Гамбринус», «Гранатовый браслет», «Листригоны» и др.... смотреть

КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

КУПРИ́Н Александр Иванович (1870—1938), русский писатель. В 1919—37 в эмиграции. Повести «Молох» (1896), «Олеся» (1898), «На переломе (Кадеты)» (1900—0... смотреть

КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

(1870-1938) Писатель. Окончил Алексеевское военное уч-ще (1890), служил в армии. В 1894 вышел в отставку, много ездил по России, пробуя разные профессии. С 1901 жил в Петербурге, печатался в ж. «Русское богатство». В 1902 сблизился с М.Горьким и писателями, группировавшимися вокруг изд-ва «Знание». Широко известен повестями, рассказами, очерками, отмеченными социальным критицизмом. В 1919 эмигрировал. С 1920 жил в Париже, сотрудничал в газ. В.Бурцева "Общее дело", выступал с антибольшевистскими статьями. В 1931-32 ред. ж. "Иллюстрированная Россия". В эмиграции испытывал постоянные материальные лишения. В 1937 тяжелобольной вернулся в СССР, был принят с почетом, поселился в Ленинграде. Повести «Молох» (1896), «Поединок» (1905), «Гранатовый браслет» (1911), «Яма»(1909-15), автобиогр. роман «Юнкера (1928-32) и др. произв.... смотреть

КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

КУПРИН Александр Иванович (1870-1938) - русский писатель. Социальным критицизмом отмечены повесть "Молох" (1896), в которой индустриализация предстает в образе завода-монстра, порабощающего человека физически и нравственно, повесть "Поединок" (1905) - о гибели душевно чистого героя в мертвящей атмосфере армейского быта и повесть "Яма" (1909-15) - о проституции. Многообразие тонко очерченных типов, лирических ситуаций в повестях и рассказах: "Олеся" (1898), "Гамбринус" (1907), "Гранатовый браслет" (1911). Циклы очерков ("Листригоны", 1907-11). В 1919-37 в эмиграции, в 1937 вернулся на родину. Автобиографический роман "Юнкера" (1928-32).<br>... смотреть

КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

Куприн Александр Иванович (1870-1938) - русский писатель, автор множества повестей и рассказов ("Поединок", "Олеся", "Гамбринус", "Яма", "Гранатовый браслет" и др.), циклов очерков ("Листригоны"), автобиографического романа "Юнкера". В 1901 г. познакомился с А. П. Чеховым и с этого года вступил с ним в переписку. Автор воспоминаний "Памяти Чехова". Куприна Лидия Александровна (1903-1924) - дочь А. И. Куприна от первого брака, Куприна (во втором браке - Иорданская) Мария Карловна его первая жена, издательница журнала "Мир божий".... смотреть

КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

(род. 1870 г.) современный писатель-реалист, автор нашумевшего рассказа "Поединок", в котором Куприн, бывший офицер и знаток военного быта, дает галлерею армейских типов и картину армейской жизни. Ему принадлежат также многочисленные рассказы из жизни самых разнообразных слоев и профессий духовенства, цирковых актеров, балаклавских рыбаков, воров, проституток и т.д. В настоящее время находится в эмиграции и принадлежит к числу самых оголтелых врагов Советской России. /Т. 20/... смотреть

КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

род. 1870 г.) - писатель-реалист, автор нашумевшего рассказа "Поединок", в котором Куприн, бывший офицер и знаток военного быта, дает галлерею армейских типов и картину армейской жизни. Ему принадлежат также многочисленные рассказы из жизни самых разнообразных слоев и профессий - духовенства, цирковых актеров, балаклавских рыбаков, воров, проституток и т.д.... смотреть

КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ (18701938)

КУПРИН Александр Иванович (1870-1938), русский писатель. Социальным критицизмом отмечены повесть "Молох" (1896), в которой индустриализация предстает в образе завода-монстра, порабощающего человека физически и нравственно, повесть "Поединок" (1905) - о гибели душевно чистого героя в мертвящей атмосфере армейского быта и повесть "Яма" (1909-15) - о проституции. Многообразие тонко очерченных типов, лирических ситуаций в повестях и рассказах: "Олеся" (1898), "Гамбринус" (1907), "Гранатовый браслет" (1911). Циклы очерков ("Листригоны", 1907-11). В 1919-37 в эмиграции, в 1937 вернулся на родину. Автобиографический роман "Юнкера" (1928-32).... смотреть

КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ (18701938)

КУПРИН Александр Иванович (1870-1938) , русский писатель. Социальным критицизмом отмечены повесть "Молох" (1896), в которой индустриализация предстает в образе завода-монстра, порабощающего человека физически и нравственно, повесть "Поединок" (1905) - о гибели душевно чистого героя в мертвящей атмосфере армейского быта и повесть "Яма" (1909-15) - о проституции. Многообразие тонко очерченных типов, лирических ситуаций в повестях и рассказах: "Олеся" (1898), "Гамбринус" (1907), "Гранатовый браслет" (1911). Циклы очерков ("Листригоны", 1907-11). В 1919-37 в эмиграции, в 1937 вернулся на родину. Автобиографический роман "Юнкера" (1928-32).... смотреть

КУПРИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ ТАЛАНТЛИВЫЙ

писатель. Родился в августе 1870 г. в Пензенской губернии; по матери происходит из рода татарских князей Колончаки. Учился во 2 кадетском корпусе и Александровском военном училище. Писать начал еще юнкером; первый рассказ его: *Последний дебют* был напечатан в 1889 г. в московском *Русском Сатирическом Листке*. В 1894 г. Куприн оставил военную службу, работал в провинциальных изданиях, изучал зубоврачебное искусство, служил в технических конторах, занимался землемерием, был актером; все это впоследствии отразилось в его творчестве. Ранние очерки Куприна изданы в Киеве, в двух сборниках: *Киевские типы* (1896) и *Миниатюры* (1897); они довольно бледны и поверхностны. Первый большой рассказ, выдвинувший Куприна как писателя, *Молох*, был напечатан в 1896 г. в *Русск. Бог.*; за ним последовали: *Ночная смена* (1899), в *Мире Божием*, и ряд других рассказов, печатавшихся в этих двух журналах. В 1901 г. Куприн поселился в Петербурге, сделавшись ближайшим сотрудником *Мира Божьего* и издательства *Знание*. Этим издательством выпущены первые два тома сочинений Куприна (1903 и 1906). Позднее собрание сочинений Куприна выпущено в Москве, а также дано, в 1912 г., в приложениях к *Ниве* (в восьми томах). В 1914 г. Куприн призван на военную службу. Куприн - писатель переходного времени. В его творчестве запечатлелось настроение *бездорожной* эпохи, но не того ее беспросветно-пессимистического поколения, которое изображено у Чехова , а более молодого. Общественные сумерки в это время уже близились к концу, но все еще оказывали большое влияние на психологию интеллигенции. Главные лица первых рассказов Куприна: инженер Бобров (*Молох*), доктор Кашинцев (*Жидовка*) и студент Сердюков (*Болото*) имеют много общего с чеховскими героями. Это - чуткие, совестливые, но надломленные, душевно усталые люди, запутавшиеся в рефлексиях и гамлетовских настроениях. Их ужасает зло мира, они остро сочувствуют чужим страданиям, но неспособны к борьбе. Сознание собственного бессилия побуждает их воспринимать жизнь только со стороны ее жесткости, несправедливости и бесцельности. Однако, и у этих рефлектирующих героев Куприна заметна новая черта, отличающая их от чеховских пессимистов. Они органически любят жизнь и цепко за нее держатся. Разум у них говорит одно, сердце - другое. Когда измученный неврастеник, морфинист Бобров приходит к решению о необходимости покончить с собой, правдивый внутренний голос нашептывает ему, что он этого не сделает. *Зачем перед собой притворяться? Ты слишком любишь ощущение жизни, чтобы убить себя...* В студенте Сердюкове эта любовь к ощущению жизни, столь характерная для нового поколения, еще очевиднее. Он потрясен несчастиями лесника и его семьи, медленно гибнущих от лихорадки, он остро сочувствует бедным людям и, ночуя в их избе, доходит до галлюцинаций, до кошмаров; жизнь представляется ему невозможной при существовании подобного рода страданий, жестокостей и несправедливостей судьбы... Но с наступлением утра от этих болезненных настроений у Сердюкова не остается и следа. Его охватывает неудержимое желание самому поскорее выбраться из отвратительного тумана. Ему *вдруг жадно, до страдания, захотелось увидеть солнце*, и, когда он, наконец, взбежал на бугор, он *задохнулся от прилива невыразимой радости*. Знаменательный финал этого рассказа звучит почти символически для творчества Куприна, для той общественной полосы, которая в нем отразилась. *Туман лежал белой колыхающейся бесконечной гладью у его ног, но над ним сияло голубое небо, шептались душистые зеленые ветви, а золотые лучи солнца звенели ликующим торжеством победы*. Маленькие искорки постепенно разгорелись в целое пламя. Позднейшие произведения Куприна, особенно его знаменитый *Поединок* - настоящий апофеоз жизни. Для нового жизнеощущения интеллигенции нашлась и соответствующая идеология - в ницшеанстве. Проповедниками индивидуализма в *Поединке* выступают Ромашев и, главным образом, Назанский, с его крайним девизом: *когда меня не станет, то и весь мир погибнет...* Эти убежденные ницшеанцы искренно преданы новой вере, но слишком слабы, чтобы проводить ее в жизнь. Куприн хорошо уловил это несоответствие между *культом личности* и дряблостью его носителей. Индивидуалистические настроения Куприна выразились не только в обрисовке новых интеллигентов, но и в создании целого ряда своеобразных героев в духе горьковских босяков - простых, цельных, непосредственных, здоровых натур, живущих полною, напряженною жизнью. Таков, например, силач и атлет Бузыга в *Конокрадах*, которого *хоть чем хочешь бей, а уж печенок ему, не-ет... не отобьешь, потому что у него печенки к ребрам приросли*. В изображении этих стихийных индивидуалистов, полных жизни и близких к природе, больше всего обнаруживаются писательские особенности Куприна. Тут он дает волю своей бурной жизнерадостности, забавляясь пестрой игрой красок, иногда грубоватых, но ярких, непринужденностью поз, непрерывностью движения. В этой именно области особенно чувствуется отличие Куприна от его ближайшего учителя - элегического, сдержанного Чехова; чувствуется, что Куприн вырос под иным, более ясным небом. Талант Куприна достигает наибольшего расцвета в *Поединке*, лучшем из произведений Куприна. Яркий бытописатель здесь соединился в Куприне с психологом и лириком. Тема *Поединка* так была ясна и дорога автору, что для развития ее не потребовалось никаких усилий; она излилась сама собой. Захватывающее общее впечатление от *Поединка* не мешает отчетливости его отдельных фигур. Каждая из них не только интересна, как часть большого целого, но и сама по себе живет своей собственной жизнью. *Поединок* появился в средине 1905 г., вскоре после несчастной для России войны с Японией, и потому обратил на себя внимание, главным образом, своей бытовой стороной, резкой критикой военной среды. Картины военного быта и военной психологии, нарисованные в *Поединке*, были как бы иллюстрациями к недавним военным неудачам. Теперь, с объективной точки зрения, бросается в глаза не столько эта резкая критика, сколько общий фон ее. Обрисованная у Куприна военная среда является вместе с тем характерной картиной всей дореволюционной русской жизни. Тема, которую предполагал использовать для ненаписанного романа Ромашев: *ужас и скука военной жизни* - могла бы быть темой любого общественного романа того времени. Везде замечалось омертвение и оскудение, везде царили скука и шаблон. *Чувство нелепости, сумбурности, непонятности жизни*, угнетавшее подпоручика Ромашева, было присуще всем чутким обывателям старой России, не успевшим преодолеть идейного *бездорожья*. Потребностью заглушить его и обусловлена обличаемая в *Поединке* распущенность офицерских нравов, грубость и жесткость военных в отношении друг к другу и к подчиненным. И главный порок, алкоголизм, изображению которого у Куприна посвящены такие яркие страницы, был распространен не только среди военного сословия, а во всей России. Офицеры Куприна (как в *Поединке*, так и в рассказах) находятся в тесном духовном родстве с его штатскими героями. Это - неврастеники, для которых невыносимы впечатления будничной действительности, люди с *заживо содранной кожей*, как у инженера Боброва. Они остро реагируют на чужое страдание, возмущаются жестоким порядком вещей, но для его изменения ничего сделать не могут; им суждены только *благие порывы*. Психологически к *Поединку* тесно примыкает яркий рассказ: *Река жизни*. Это заключительный акт той интеллигентской драмы, которая изображена в произведениях Куприна. Небольшой период времени отделяет *Реку жизни* от *Поединка*, но в общественном настроении успел произойти большой поворот, - пронеслась волна освободительных событий. Герой Куприна (все тот же доброжелательный и чуткий, но не жизнеспособный интеллигент) не остался к ней равнодушным, он ринулся ей навстречу, но сразу почувствовал, что в новой жизни ему нет места. Как и Назанский, он индивидуалист, поклонник новой веры - *священного уважения к своему радостному, гордому, свободному я*. И так же, как у Назанского, его индивидуализм носит совершенно особенную, русскую - альтруистическую, общественную окраску. Он славит жизнь, но уходит из нее, потому что считает себя недостойным ее. *В теперешнее время тяжело и позорно и прямо невозможно жить таким, как я...*, пишет он в предсмертном письме к другу. Оптимистическое отношение к жизни особенно рельефно сказывается у Куприна в двух областях; в высоком представлении о любви, как о таинственном даре, ниспосылаемом только избранникам (пламенные речи Назанского, трагический роман Ромашева с Шурочкой, безнадежная любовь в *Гранатовом браслете*), и в его отношении к природе, как к живому целому. Чувство природы у Куприна отличается большой интенсивностью. Его *описания* могут сначала показаться несколько старинными - слишком подробными и цветистыми; но постепенно эта гибкая, тонкая *цветистость* начинает захватывать, ибо ее детали - не риторические метафоры, а творческие искорки; они зажглись от того сложного, жадного восприятия мира, о котором говорил другой вдохновенный певец земли, Мопассан, и которое свойственно Куприну (сон Изумруда в рассказе того же названия, охота в рассказе *На глухарей*). Внешней остроте восприятия у Куприна соответствуют его внутренняя полнота и углубленность. Каким-то особым чутьем, подсознательным разумом Куприн улавливает затаенную сущность вещей, связь причин и следствий, первооснову жизни и ее глубокий смысл, несмотря на кажущуюся случайность отдельных явлений (*Вечерний гость*, *Река жизни*, мистика Назанского в *Поединке*). В область художественных приемов Куприн не внес ничего существенного нового. Только в позднейших рассказах (*Река жизни*, *Штабс-капитан Рыбников* и др.) у него замечается некоторая перемена - явное тяготение к импрессионизму, к драматизации рассказа, и большая его сжатость. Но в большом романе-хронике *Яма*, где Куприн выступает гуманным бытописателем домов терпимости, он снова возвращается к старым реалистическим приемам. Не стремясь к новизне в области формы, Куприн углублял и изощрял хорошее старое. - См.: А. Измайлов *Песни земной радости* (*Литературный Олимп*, М., 1911); А. Луначарский (Сборник *Отклики жизни*, 1906); К. Чуковский *От Чехова до наших дней*; В. Львов-Рогачевский (Сборник *Борьба за жизнь*, 1907); Е. Колтоновская (Сборник *Новая жизнь*, 1910, и *Вестник Европы*, 1915, № 1); Н. Шапир (*Северные Записки*, № 12, 1914). Е. Колтоновская. См. также статьи: Гарин (Николай Георгиевич Михайловский) ; Олигер Николай Фридрихович .... смотреть

T: 196 M: 21 D: 3