ПОПОВСКИЕ СТАРОСТЫ

впервые появились в Пскове. Несмотря на свое политическое значение, Псков не мог добиться учреждения самостоятельной псковской архиерейской кафедры и находился в церковном подчинении новгородскому владыке. Злоупотребления десятильников последнего по сбору дани и пошлин повели к выделению из их компетенции финансовых функций и к возникновению института П. старост. Псковское духовенство образовало соборы, т. е. соединилось в союзы, центром которых служил какой-либо храм, называвшийся соборным. За нормальное число, достаточное для образования собора, принималась сотня, но бывало и больше, и меньше этой нормы. С образованием новых приходов появлялось так назыв. "невкупное" духовенство, "невкупные попы", как не вошедшие в состав собора (или "купы"); как скоро число их достигало нормального, они составляли из себя новый собор. Духовенство каждого собора выбирало из своей среды поповского, или соборского старосту, для раскладки дани и пошлин, следовавших в казну новгородского владыки, и для наблюдения за правильным их взносом. Позднее к этой деятельности П. старост присоединился надзор за тем, чтобы качества духовных лиц соответствовали их сану и чтобы все священники имели надлежащие грамоты. Самое раннее упоминание о П. старостах относится к 1343 г. В XV в. П. старосты явились и в некоторых других местах, напр., в епархии моск. митрополита, но с исключительно финансовым значением, как органы архиерея, к которым, по выражению грамот, тянули всякими сборами тяглые попы. Стоглавый собор (1551) сделал институт П. старост повсеместным. Избрание П. старост производилось всеми священно- и церковнослужителями заказа (округа). Избранный в П. старосты утверждался в должности архиереем. Выбирались П. старосты на определенный срок (в конце XVII века, при патр. Адриане — на один только год). П. старосты обязаны были наблюдать за церковным благочинием, за поведением и нравственностью духовенства; они обязаны были осматривать его грамоты ставленные, настольные, патрахильные, орарные, отпускные, перехожие памяти; священнослужителей, у которых не было грамот, высылать к святителям; следить за правильным и законным совершением священниками браков и выдавать им венечные и похоронные памяти; объявлять духовенству архиерейские указы и предписания и наблюдать за исполнеиием этих указов.Они же собирали с церквей и монастырей архиерейскую дань (до Стоглавого собора эта обязанность лежала на архиерейских десятильниках и заезщиках). Надзор за П. архиереи поручали архимандритам, протопопам и игуменам. Для рассуждения о делах и решения разных недоумений П. старосты собирали соборы из подведомственного им духовенства. По соборному приговору 1551 г. в Москве полагалось семь П. старост и при них семь соборов. Местом собрания соборов служили сначала храмы, потом П. избы, а во второй половине XVII ст. — десятильничьи дворы. В Москве со времени первого патриарха до 1674 г. поповскую избу заминала тиунская, замененная, в свою очередь, приказом церковных дел. Иногда П. староста получал ясно выраженное полномочие: "Игуменов и строителей и черных и белых попов, и диаконов и церковных причетников и всяких чинов людей, в церковном исправлении и во всяких духовных делах ведать и судить и расправу чинить", причем ему давалось и право "смирять жестоким смирением". В качестве депутатов П. старосты присутствовали на суде по гражданским делам духовенства у владычних бояр, контролировали их и не допускали с их стороны злоупотреблений. С 1667 г., вместе с архимандритами, игуменами, протоиереями, П. старосты делаются судьями черного и белого духовенства по этим делам. П. старосты имели помощников, называвшихся десятскими священниками; последние имели надзор за десятью из сорока церквей, вверявшихся каждому П. старост и составлявших его заказ. Назначали их сами старосты и посылали им предписания. В XVII веке появились при архиереях закащики, избиравшиеся самим духовенством для мест, удаленных от П. старосты — вероятно, в помощники ему. Они участвовали в церковном управлении и сборе архиерейских даней. Кроме того, на закащика собором 1669 г. возложена была обязанность являться в съезжую избу для допроса арестуемых за преступления духовных лиц; сыщикам воспрещено было распрашивать людей духовного чина без закащиков. При производстве допроса, закащик должен был садиться выше сыщика, "для того, что он духовного и священного чину". Закащики бывали черными дьяконами, игуменами, священниками, протоиереями и протопресвитерами. Институт П. старост исчез сам собой после 1764 г., когда прекращены были тяглые отношения приходского духовенства к архиереям и уничтожены дани и пошлины, уплачивавшиеся духовенством и мирянами в архиерейскую казну. См. И. Перов, "Епархиальные учреждения в русской церкви в XVI и XVII вв." (Рязань, 1882); Н. Суворов, "Курс церковного права" (т. I, Ярославль, 1889); П. Знаменский, "Приходское духовенство на Руси" ("Православное Обозрение", 1866, сентябрь и октябрь); А. Доброклонский, "Руководство по истории русской церкви" (Разань, 1889); П. Знаменский, "Руководство к русской церковной истории" (Казань, 1888).


Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона 

ПОПОВСКИЙ ИВАН СТЕПАНОВИЧ →← ПОПОВНИК

T: 0.142681477 M: 3 D: 3